СЕЙЧАС +24°С

«Ты полностью растоптан и как человек, и как специалист» — о ситуации в больнице Сургута

Сегодня в травматологии Сургута с медработниками беседовали батюшка и депздрав ХМАО

28 декабря в травматологии Сургута с медперсоналом беседовали батюшка и представители Департамента здравоохранения ХМАО

28 декабря в травматологии Сургута с медперсоналом беседовали батюшка и представители Департамента здравоохранения ХМАО

Поделиться

Медработник, коллега погибших медсестер травматологической больницы Сургута, рассказала 86.RU о своей полуторачасовой беседе с представителями департамента здравоохранения. Однако медицинские работники не верят, что чиновники смогут изменить сложившуюся тяжелую ситуацию к лучшему.

Работали в одной операционной бригаде

«Когда погибла Аяжан, все стали замкнутыми, никто ни с кем не общался, ничего не обсуждали, никаких высказываний, будто ничего не произошло. Как работали, так и продолжили с оловянными лицами.

После второго суицида в больницу пришел батюшка и беседовал с персоналом. Департамент здравоохранения ХМАО длительное время беседовал с работниками. Задавали наводящие вопросы, выставляли свои предложения, спрашивали мое мнение якобы как улучшить качество работы. Разговаривали в течение полутора часов.

Я им сказала: первое — ни в коем случае не должно быть двойных стандартов. Для руководителя все сотрудники должны быть одинаковыми, родственник или нет. А сейчас всё именно так, это зависит от старшей сестры того или иного отделения. В оперблоке именно так.

От девочек слышала, как их старшая сестра с ними обращается, в коллективе, где работала Аяжан.

Помимо прочего, озвучила департаменту здравоохранения очень серьезные случаи нарушений, это уголовные статьи, пока не могу оглашать. Сказала, что хочу не просто быть услышанной, но и чтобы чиновники приняли меры. Если честно, я уже сомневаюсь, что будет положительный результат. Все проверки, которые мы инициировали, прошли гладко, руководство больницы предупреждали заранее. Всё ненужное убиралось, выносилось и вывозилось за пределы.

Я считаю, люди забыли, ради чего они работают в больнице. Мы с врачами — ради спасения жизни пациента. Наши руководители — чтобы создать для нас комфортные условия. Далее чиновники тоже должны работать для улучшения условий работы медицинских работников.

По факту всё наоборот, нас никто не слышит. Проблемы не решаются, но от них избавляются увольнением людей. Начинаются гонения, чтобы человека выжить. Умышленные гонения, которые приводят к увольнению работников. В травматологии очень большая текучка.

Эти люди не оставляют права выбора. Например, главная сестра говорит: мы вас уволим, но в Сургуте вы нигде не устроитесь. Так же у Аяжан: она написала в трудовую инспекцию, ее вызвали и, как рассказывают, напугали, что посадят ее на 10 лет. Те коллеги, которые говорили "мы пойдем с тобой", они просто отвернулись от нее. И ты полностью растоптанный как человек, как специалист, ты попадаешь в такой вакуум, из которого очень тяжело выбраться без поддержки. И возникают мысли: а зачем жить, справедливости нет.

Люди в коллективе не объединились, потому что все финансово зависимые, каждый извлекает выгоду, смотришь — и лишнюю ночь поставят.

Сегодня департамент здравоохранения задал мне миллион раз один и тот же вопрос, насколько далеко я готова зайти. До тех пор, пока не отстою свою честь и достоинство. Увольняться я не собираюсь и буду добиваться справедливости».

Как стало известно 86.RU, коллеги считают, что причиной суицида Ираиды Петровой могло стать чувство вины, что не сумела правильно и вовремя поддержать коллегу. У медсестры остались двое детей: совершеннолетняя дочь и малолетний сын.

  • ЛАЙК1
  • СМЕХ0
  • УДИВЛЕНИЕ1
  • ГНЕВ5
  • ПЕЧАЛЬ6
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter