RU86
Погода

Сейчас+2°C

Сейчас в Ханты-Мансийске

Погода+2°

переменная облачность, без осадков

ощущается как -2

3 м/c,

зап.

759мм 60%
Подробнее
USD 90,19
EUR 97,90
Происшествия проблема «Заставила держать во рту грязные носки». Десятилетний мальчик обвинил мать в издевательствах

«Заставила держать во рту грязные носки». Десятилетний мальчик обвинил мать в издевательствах

Со слов ребенка, ему приходилось пить воду из унитаза и бить себя ремнем

Бабушка хочет забрать десятилетнего Максима себе, но ей не разрешают даже поговорить с внуком по телефону

— Маме не нравится всё, что я делаю. Всё время оскорбляет, унижает до того момента, пока я не стану дрожать, заикаться. Я из-за одной ошибки могу так огрести, что, бывает, даже ремнем или шнуром. Когда я получил тройку, меня мама дома заставила носки грязные во рту держать и учить таблицу умножения. И бить себя ремнем она меня еще заставляла. Просто, когда я кушал, она сказала: «Бери ремень и бей себя по ноге». Мне это было очень неловко — бить самого себя.

Это рассказ десятилетнего Максима из Свердловской области. Ребенок утверждает, что многие месяцы терпел издевательства от родной матери. Когда об этом стало известно, мальчика поместили в реабилитационный центр. Но ему запрещают общаться с бабушкой, которая первой узнала об издевательствах. Сейчас следователи решают вопрос о возбуждении уголовного дела по статье «Истязание» (ч. 2 ст. 117 УК РФ).

Наши коллеги из E1.RU рассказывают подробности ужасающей истории. Имена ребенка, его мамы и бабушки изменены.

Жизнь как в клетке

Максим до пяти лет подолгу оставался у бабушки Светланы в поселке, а его мама Анастасия — в городе в 40 километрах от них. У мамы мальчика есть психическое расстройство, но от лечения она отказалась еще в пятнадцать лет. С этого момента отношения дочери с матерью испортились, так как первая была уверена, что от нее хотели избавиться и сдать в психбольницу.

Тем не менее бабушка вызвалась помогать растить внука и часто забирала его к себе на время болезней, каникул и дистанта.

Максим очень способный мальчик. Он занимается стрельбой из лука и выигрывал множество конкурсов. Правда, на опросе у психолога своим талантом ребенок назвал то, что он «умеет ловко увиливать от ударов мамы»

Когда Максиму не было и года, в 2014 году, Анастасия ударила его отца ножом. Тот написал заявление в полицию, но вскоре забрал его, пожалев супругу, рассказывает Светлана. С того момента родной отец в семье не жил.

В 2018 году, за неделю до того, как Максиму исполнилось пять лет, сожитель Анастасии рассказал Светлане, что та бьет мальчика. У Максима были проблемы с речью, и тогда он не мог внятно объяснить, что происходит, но домой всегда возвращался с неохотой. Узнав об этом, бабушка обратилась в органы опеки и в полицию, проводилась доследственная проверка, но в возбуждении уголовного дела отказали — только сделали предупреждение.

Анастасия же запретила матери общаться с внуком через суд. Светлане можно было видеть ребенка, но только раз в неделю.

— Она это решение не исполняла и мне его [внука] никогда не давала, и мы в течение трех лет не могли общаться, — вспоминает бабушка.

В 2020-м Анастасия родила девочку, к которой, по словам бабушки, относится совсем иначе, с любовью. Спустя два года после этого Светлане все-таки удалось восстановить отношения с дочерью, та смягчилась и стала отдавать Максима бабушке на выходные, а потом и на каникулы.

«Ма-ма оби-жа-ет. Ре-мень. Шнур»

В мае 2023 года в школе, где учится Максим, ввели дистант из-за карантина по ветрянке. В начале июня мальчик заболел сам и провел у бабушки целый месяц. В июле Анастасия вспомнила про сына и попыталась его забрать, вот только ребенок начал вести себя странно. Бабушка подумала, что он снова заболел, и повела его к врачу.

— Он до ушей не мог дотронуться, ему было больно, полоса по лицу пошла. Это не проходило дней десять. Я к маме обратилась, она говорит: «Вы выдумываете это всё». А он не может спать на подушке, плачет. Она мне говорит: «Ну, считаешь нужным — веди его сама в больницу». Я его сводила к ЛОРу, его посмотрели, сказали: нарушений слуха нет, идите к неврологу, — рассказывает Светлана.

Сейчас мальчик находится в реабилитационном центре. К нему никого не пускают, кроме мамы

На приеме у невролога 14 июля мальчик был очень напряжен и едва сдерживал слезы. Врачу удалось разговорить ребенка, и он признался, что его обижает мама.

— Он стал говорить отрывисто: «Ма-ма оби-жа-ет. Ре-мень. Шнур». Врач спрашивает: «Мама тебя бьет?» Он говорит: «Да», — объяснила бабушка.

Врач сказала, что у ребенка предсуицидное состояние и серьезное истощение нервной системы. Никакие лекарства не помогут ему, если этот стресс не прекратится. Вот только мама мальчика хотела забрать сына обратно, ведь ему нужно было готовиться к школе.

Когда Максим услышал от бабушки, что ему нужно возвращаться домой, то выдал всё, о чем так долго молчал.

— Я говорю: «Макс, всё равно ведь возвращаться придется, мы тебя любим, всегда тебя ждем, но, как бы то ни было, дети живут с родителями». Так мы его настраивали. И он, когда мы домой возвращались, стал нам выкидывать вот эти все вещи — про воду из унитаза, про носки грязные, про то, что она заставляла его бить себя ремнем, — с ужасом вспоминает Светлана.

«Пожалуйста, помогите!»

Монолог мальчика никого не оставит равнодушным. Максим по просьбе бабушки рассказал на диктофон о жутких истязаниях — как физических, так и психологических: мама якобы била его ремнем, шнуром, заставляла пить воду из унитаза, не пускала в туалет и выставляла ночью в коридор в подъезде. Эту запись бабушка предоставила полиции, сотрудники направили дело в Следственный комитет.

Аудиозапись Светлана передала и редакции E1.RU. Прочитайте, о чем рассказал мальчик.

— Во-первых, почему я не хочу домой, потому что меня там матерят, оскорбляют. Я там всегда нахожусь в обиде. Во-вторых, мама ко мне плохо относится, потому что я даже чувствую, что я приемыш, что я приемный. Она меня также оскорбляет, материт, бьет ремнем, шнуром, всем, чем можно. В-третьих, не разрешает общаться с папой, с бабушкой, дедушкой, с родственниками, с сестрами и братьями.

«Когда дома был кувшин, а я выпил почти всю воду, потому что дико хотел пить, меня мама заставила пить воду из унитаза и запретила пить обычную воду»

Всегда, когда я еще прихожу из школы, мама в туалете пьет пиво, курит, разговаривает с кем-то по телефону, там фильм смотрит. Я не могу сходить в туалет, потому что, если я скажу, что я хочу в туалет, она устроит скандал.

Мама уходит еще постоянно вечером, мы сидим с Верой (имя сестры изменено. — Прим. ред.) голодом и не можем себе еду приготовить, и всегда терпим, что-нибудь пытаемся найти покушать. И она всегда оставляет нас одних дома, сама идет до утра шататься, а мы до утра сидим голодом. Я случайно встал в грязь, где мы обувь снимаем, и мне [она] прописала дверью, защемила ногу. Было очень больно.

В детстве она меня ставила в коридор и выключала свет. В чем я был, в том она меня отправляла в подъезд. Когда она выключала свет, она говорила, что «тебя заберут бабайки», всякие монстры, короче, я боюсь очень сильно свою маму. Пожалуйста, помогите.

Полиция, реабилитационный центр и уголовное дело

— Мы приехали домой, собрались на семейный совет. Стали с ним беседовать, объяснять, что маму за это могут наказать, посадить в тюрьму. Врать нельзя, она близкий тебе человек. У него была такая истерика: «Вы мне не верите!» Он плакал. Все-таки у меня были сомнения, — продолжила Светлана.

Бабушка обратилась за помощью к родному отцу Максима, он оформил на нее доверенность. Чтобы убедиться, что внук не фантазирует, Светлана свозила мальчика в Екатеринбург на психологическую диагностику. Ее результаты она предоставила редакции E1.RU.

Чтобы убедиться в том, что ребенок не врет, бабушка отвела его к психологу. Специалисты подтвердили, что в жизни мальчика были психотравмирующие события

— Заключение показало, что ребенок имеет сильную психологическую травму, доведен до полного психологического истощения, проговаривается о самоубийстве. При этом эмоционально отвергает мать, мечтает, чтобы ее не было, готов ее убить и зарезать, — со страхом за ребенка утверждает бабушка. — На приеме у психолога Макс сказал, что главная его способность — увернуться от удара мамы. Он выступает на сцене театрального объединения, отлично стреляет из лука. У него много уникальных способностей, но психологу он говорит: я ловко умею увиливать от ударов мамы.

Убедившись в том, что всё, что говорит ребенок, — правда, Светлана передала аудиозапись сначала в управление социальной политики, а потом и в полицию. Отдавать ребенка маме она отказалась.

7 сентября бабушка с Максимом проходили судебно-медицинскую экспертизу, а потом вернулись домой к Светлане, в поселок. Бабушка уехала на работу, мальчик остался с папой и дедом. Вечер прервал неожиданный визит сотрудников ПДН. Мальчика силой забрали и увезли в социально-реабилитационный центр.

Позже выяснилось, что Анастасия сама написала заявление о том, чтобы сына изъяли и поместили в приют. На действия полицейских бабушка написала заявление в прокуратуру, так как считает, что процедура проходила с нарушениями.

«Общаться с ребенком вам запрещено!»

В реабилитационном центре жизнь у Максима не лучше, чем дома, уверена бабушка. Ему запретили звонить близким, забрали телефон. В редакции E1.RU есть аудиозаписи звонков, на которых охранник отвечает Светлане, что ей запрещено говорить с внуком. Только 25 сентября бабушке в центре объяснили, что сделали это по заявлению матери ребенка, опасаясь «негативного влияния».

Максиму запретили учиться в ближайшей к центру школе, так как Светлана работает там учителем. Мальчик учится на дистанте, у него, по словам бабушки, проходит всего два урока в день по 15–20 минут.

С 14 сентября бабушка Максима не знает, в каком состоянии ребенок, нуждается ли он в чем-либо

Последний раз Светлана видела внука 14 сентября.

— Мы пришли с супругом неожиданно в центр, и внук шел с обеда в это время. Нам удалось передать ему книгу для чтения, сим-карту для телефона, сладости. Он просто ликовал, — рассказывает Светлана. — Утром 15 сентября сим-карта (а может, и сам телефон) была изъята. Максим на сообщения и мои звонки не отвечает, попасть к нему вновь не удалось даже с участковым. Он сидит в заточении под запретом ходить в школу, секции, общаться с родными. Его не лишают только права употреблять пищу.

Сейчас бабушка пытается оформить временную опеку над внуком, но у нее не получается сделать это, так как его мама не лишена родительских прав.

Светлана написала заявление в прокуратуру, уполномоченному по правам ребенка в Свердловской области (27 сентября она даже была на личном приеме у Игоря Морокова), в органы опеки. Пока всё тщетно.

— Я убедилась, насколько многослойна, безмерно раздута система защиты прав детей. Она непрошибаемая, не работает, не помогает ребенку восстановить его права, а наоборот — уничтожает его личность и здоровье. Совершенно очевидно, что ребенок в этой ситуации пострадавший, что его мукам нет конца, — говорит Светлана. — [В реабилитационном центре] говорят ему: ты должен быть с мамой. Если ты с ней помиришься, будет всё хорошо у тебя. Его надо лечить заботой, вниманием. Он должен, как и другие дети, ходить в школу, в кружки, общаться с родственниками.

««Я устал бороться с этим миром. Пожалуйста, помогите мне. Забери меня отсюда», — это последнее его сообщение, после этого связь с ним прервалась»

Редакция E1.RU направила запрос в реабилитационный центр, где находится мальчик. Мы также обратились за комментарием в Министерство социальной политики Свердловской области. Как только получим ответ — обязательно опубликуем его.

Правда или ложь?

В межмуниципальном отделе полиции в городе, где жил ребенок, E1.RU ответили, что обращение от бабушки Максима поступило в августе.

— Сотрудниками ПДН проводилось разбирательство. Все собранные материалы переданы в Следственный комитет, именно он будет принимать решение о возбуждении уголовного дела. Оно еще не возбуждено, — отметили в ведомстве.

В следственном управлении СК по Свердловской области отказались от комментариев. Тем не менее уведомление о передаче дела из полиции в Следственный комитет получила и Светлана.

Мог ли ребенок соврать? Анастасия, мама Максима, уверена, что всё происходящее — дело рук бабушки. Объяснять что-то она отказалась, коротко ответив, что ее мать врет.

— Вы, прежде чем слушать эту женщину, удостоверились бы в ее [Светланы] словах, есть ли в них правда. Эта женщина пишет много и на всех, только не про себя. На все эти вопросы есть ответы у уполномоченных органов, которые работают с тем, что она творит. Я знаю, кого и как она настраивает и для чего. Это история не про нас, а про то, как больная женщина считает всех дураками, — уверена Анастасия.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем