Здоровье интервью Психиатр-нарколог рассказала, реально ли избавиться от зависимости за 28 дней

Психиатр-нарколог рассказала, реально ли избавиться от зависимости за 28 дней

По словам специалистов, главное — понять, почему человек не хочет жить реальной жизнью

Курс 28 дней — это комплексная работа с психологами и такими же зависимыми, которая помогает научиться жить без допинга. Подробнее о ней рассказала врач

28 дней — это много или мало? Именно на такой срок рассчитана программа освобождения от зависимостей в федеральной сети наркологических клиник «Свобода». По словам врачей, в ней собран лучший мировой опыт и комплексный подход, а работают с пациентами заботливые и квалифицированные сотрудники.

Как происходит лечение, есть ли гарантии выздоровления и почему иногда принять решение о здоровье зависимого приходится родственникам? На эти вопросы в интервью ответила врач психиатр-нарколог федеральной сети наркологических клиник «Свобода» Юлия Тхай.

Полную версию интервью можно посмотреть на канале «Свобода от зависимостей»

— Как наступает момент, когда люди понимают, что им пора обратиться за помощью?

— Чаще всего это связано с критическими моментами в жизни пациента, когда он лишается не только своего здоровья, но и погружения в социальные институты. Начинаются семейные раздоры, проблемы на работе. В такие переломные моменты люди, как правило, осознают, что самим им справиться будет тяжело и пора обращаться за помощью.

— Если зависимый человек против лечения, могут ли такое решение за него принять родственники?

— Мы сталкиваемся с такими ситуациями довольно часто. Да, иногда решение о лечении приходится взять на себя близким. Часто такие пациенты отказываются от полноценного лечения, но для нас это не проблема. У нас работает не только врач нарколог-психиатр, но и врач-аддиктолог — специалист по зависимостям. Наша программа выстроена комплексно, она помогает человеку найти мотивацию в отказе от зависимости. На самом деле, это не так сложно, как кажется, потому что, обращаясь к нам, пациенты так или иначе уже осознают, что им необходима помощь.

— Проблема более зрелых людей — это алкоголизм. Бич современного общества — зависимость от разных химикатов. Какие виды зависимости помогает лечить ваша программа?

— Наиболее частые ситуации — это алкоголизм и наркомания. Помимо этого, есть еще лудомания, или игромания.

— Как выстроена программа?

— К нам обращаются люди, которые употребляют алкоголь на протяжении трех недель и более. Поэтому на первом этапе мы снимаем физическую тягу и последствия употребления. Чаще всего это бессонница, алкогольное слабоумие, или энцефалопатия — невоспалительное поражение головного мозга, печеночная недостаточность — проблемы с печенью. Мы должны предупредить желудочно-кишечное кровотечение и другие заболевания, которые могут дать осложнения на организм.

Современные наркотики несут больше психологическую ломку для пациента. Поэтому чаще всего на первоначальном этапе мы работаем с депрессивными расстройствами различного вида, бессонницей, постоянной раздражительностью.

На следующем этапе мы проводим с пациентами индивидуальные, групповые и семейные психологические сессии. Помимо клинического психолога, с пациентом ежедневно работают аддиктолог и два консультанта — это люди, которые ранее сами были зависимыми, но уже длительное время находятся в трезвом состоянии и как никто другой знают, каково это. Они общаются, отвечают на вопросы, помогают пациентам встать на путь трезвой жизни.

— Зависимости доставляют проблемы людям годами. Ваша программа рассчитана на 28 дней. Реально ли за такой короткий срок вылечиться?

— На самом деле, по первости многим пациентам кажется, что 28 дней находиться в клинике — это много. Часто пациенты приходят с требованием поставить две-три капельницы и на этом завершить лечение. Но это ошибка. Лечение должно быть комплексным, полноценным и последовательным.

Наша программа медико-социальной реабилитации включает не только капельницы, таблетки, внутримышечные инъекции, но и работу с психологом, аддиктологом, которая направлена на коррекцию моделей поведения человека, его отношение к употреблению.

После того как пациент покидает стены клиники, мы никогда его не бросаем и продолжаем поддерживать связь, продолжаем работу в группах по выходным дням, чтобы поддержание трезвого образа жизни шло непрерывно.

Пациентам предлагают комфортные условия пребывания, медицинское и психологическое сопровождение

— Есть ли какие-то гарантии, что пациент выздоровеет?

— Выздоровление — это не событие, а процесс. Соблюдая все рекомендации, а они достаточно простые, можно сохранять трезвую жизнь на протяжении длительного времени.

Если говорить о статистике, то ежемесячно по всей нашей сети наркологических клиник такой 28-дневный курс проходят около ста пациентов. Из них 73% сохраняют трезвую жизнь, соблюдая наши рекомендации

— Ведется ли какая-то работа с родственниками зависимого?

— Безусловно, родственники пациента — дети, супруги, родители, братья, сестры, близкое окружение — это созависимые люди, которые тоже больны и страдают не меньше, чем сам пациент. Им тоже необходима психологическая помощь. Поэтому в программе нашего 28-дневного курса мы уделяем время и работе с родственниками, чтобы в дальнейшем семейные отношения поддерживались с обеих сторон, чтобы не было никаких обид или упреков. Близкие навещают пациента по субботам либо в любое удобное время. Мы всегда открыто рассказываем о динамике лечения, прогрессе и так далее.

— Ваша программа платная, чем она отличается от бесплатного государственного лечения?

— Мы предлагаем пациентам хорошие условия пребывания, комфортные палаты, питание, интернет. Находясь у нас, при желании люди могут удаленно работать. Мы также предлагаем индивидуальный подход от каждого специалиста.

В программу входит забор всех необходимых анализов, клинико-лабораторные данные, по результатам которых мы назначаем соответствующую терапию. Мы не только снимаем острый абстинентный синдром в течение трех-пяти дней, но и проводим профилактику осложнений, не оставляем без внимания другие сопутствующие заболевания.

Третье, что очень важно для многих, — это сохранение принципа анонимности. Наши пациенты не попадают ни под какие учеты, их социальная жизнь не разрушается. После прохождения лечения они могут спокойно вернуться на работу, сохраняя свой имидж и статус.

— А если просто пойти и закодироваться, будет тот же эффект?

— Кодирование — это блокирование рецепторов, которые ферментируют алкоголь либо опиоидный наркотик на химическом уровне. Но считать его комплексным лечением зависимости всё же не стоит. При таком подходе не идет работа с психологической тягой пациента. Нередки ситуации, когда человек закодировался на один год, выдержал его и дальше начал снова употреблять алкоголь.

— Как меняется жизнь человека после прохождения программы?

— Чаще всего пациенты приходят и говорят: «Я начал замечать, что вокруг есть зелень, светит солнце». Люди начинают совершенно по-другому видеть этот мир, находят радость в обычном, у них меняется модель поведения, отношение к окружающим и к себе.

— Можно ли сказать, что есть какие-то безнадежные случаи?

— Надежда есть всегда, любого зависимого пациента можно и нужно лечить. Важно лишь понять, за что зацепиться, определить причину употребления, почему человек не может жить реальной жизнью, почему он от нее бежит через употребление. Поэтому иногда работа может быть очень длительной, но для того, чтобы заложить базу для трезвого образа жизни, 28 дней вполне достаточно.

После прохождения курса «28 дней» пациент может в любой момент обратиться за поддержкой специалистов

Узнать больше о работе клиники, условиях, в которых лечат пациентов, и реальных историях выздоровления можно на ютьюб-канале. Обратиться за помощью и узнать о программе — по телефону: (3462) 75-82-81.

Наркологическая клиника «Свобода»,
Сургут, Республики, 73/2;
тел.: (3462) 75-82-81;
сайт.

ООО «Клиника «Свобода», svoboda-surgut.ru

Имеются противопоказания. Необходимо ознакомиться с инструкцией по применению или получить консультацию специалиста

Реклама. Erid: 2SDnjdEWAyx,

ПО ТЕМЕ
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Мнение
Россиянка съездила в Казахстан и честно рассказала об огромных минусах отдыха в соседней стране
Виктория Бондарева
экскурсовод
Мнение
Не хочешь — заставим: ответ депутату, который предложил закрепить законом статус «Глава семьи» за мужчиной
Екатерина Бормотова
Журналист оперативной редакции
Мнение
«Чтобы пройти к воде, надо маневрировать между загорающими»: турист рассказал об отдыхе в Адлере с семьей
Александр Зубарев
Тюменец
Мнение
Как бить жену правильно и почему все зря набросились на имама из Казани, который этому учит
Галеева Венера
Мнение
«Такой я Башкирию еще не видела». Что посмотреть и куда сходить — опыт туристки из Сибири
Катерина Абдулова
Корреспондент 86.RU
Рекомендуем