RU86
Погода

Сейчас-3°C

Сейчас в Ханты-Мансийске

Погода-3°

небольшая облачность, без осадков

ощущается как -8

0 м/c,

765мм 68%
Подробнее
USD 93,44
EUR 99,58
Криминал Оборотни в погонах или жертвы системы? Разбираемся в истории банды наркоконтроля

Оборотни в погонах или жертвы системы? Разбираемся в истории банды наркоконтроля

Бывших сотрудников ОКОН обвиняют в подбросе наркотиков, похищении людей и множестве других преступлений

Оглашение приговора займет несколько дней

Сегодня в Сургутском городском суде начинается оглашение приговора членам «банды наркоконтроля», пятерых бывших полицейских отдела ОКОН сургутского УМВД обвиняют во множестве преступлений: похищении людей, вымогательствах, получении взяток, злоупотреблениях полномочиями, фальсификации улик и подбросе наркотиков. Прокуратура просит приговорить обвиняемых суммарно к 88 годам лишения свободы, при этом ни один из обвиняемых не признаёт своей вины по основным эпизодам. Историю банды читайте в материале журналиста 86.RU Катерины Абдуловой.

Окончательное решение о виновности или невиновности участников описанных событий может определить только суд.

Из полицейских — в оборотни. Как организовалась банда

В отделе по борьбе с наркотиками Максим Медведев, Евгений Агеев и Айдар Мигранов работали с 2017 года, а начальник отделения отдела по контролю за оборотом наркотиков Алексей Лысенко — с 2016-го. Медведев и Агеев имели звание капитана, Мигранов — прапорщика. В сентябре 2018 года к ним в отдел устроился старший лейтенант Артем Крюков. Все четверо занимались оперативной работой: искали наркоторговцев, притоны и работали с осведомителями. Начальником отдела был майор полиции Алексей Лысенко, на должность его назначили в июне 2016 года.

Следователи считают, что первое преступление полицейские совершили, как минимум, за год до появления банды. В материалах дела сказано, что еще в мае 2017 года майор Лысенко вместе со своим подчиненным Максимом Медведевым и сотрудниками ОМОН задержали некоего гражданина Малиновского. При задержании мужчине подбросили наркотики, из-за чего в отношении Малиновского было возбуждено уголовное дело. Год и два месяца мужчина провел в СИЗО и под домашним арестом, только в 2018 году мужчина был оправдан и освобожден из-под стражи.

Сформировалась банда, как считают следователи, в ноябре 2018 года, когда оперативники Медведев, Агеев, Мигранов и Крюков придумали нестандартную схему для повышения раскрываемости — ловить подставных курьеров и подкидывать наркотики невиновным.

Угрозами они привлекли к сотрудничеству тех людей, кто уже ранее попадался с наркотиками, в том числе оптовых наркокурьеров и операторов наркомагазинов. Курьер должен был раскладывать оптовые закладки, а оператор через мессенджеры передавал координаты тайников более мелким курьерам, которых, в свою очередь, по наводке могли задерживать оперативники, тем самым повышая показатели раскрываемости. При этом полицейские собирались уничтожать все улики, ведущие к «своим» оптовому курьеру и оператору.

Первое преступление «банды наркоконтроля»

По данным следствия, первое преступление в качестве банды оперативники наркоконтроля совершили в ноябре 2018 года. При помощи некоего «неустановленного лица» (следователям так и не удалось установить его личность) они купили около 275 граммов мефедрона, спрятали часть наркотиков в банке из-под чипсов в тайнике на Черном мысу возле въезда в гаражный кооператив «Млечный Путь». Позже наркополицейские связались с оператором, который впоследствии должен был разместить информацию о закладке в одном из магазинов даркнета.

Первыми потерпевшими стали некие Липов и Ковалюк. Следователи считают, что мужчины приехали к гаражному кооперативу «для решения бытовых вопросов». Полицейские же посчитали, что Липов и Ковалюк — это наркокурьеры, которые приехали за закладкой, но не успели ее достать. Поэтому оперативники задержали и, угрожая «предметом, похожим на пистолет», избили мужчин.

— Медведев М. Д., действовавший группой лиц по предварительному сговору с Агеевым Е. Р., Крюковым А. А. и Миграновым А. Т., подбежал и умышленно нанес Липову Д. В. не менее 12 ударов руками, ногами, иными неустановленными следствием тупыми твердыми предметами в голову, туловище и по конечностям, — указано в обвинительном заключении.

На месте оперативникам не удалось выбить из мужчин признательные показания, и тогда задержанных заковали в наручники, усадили в служебный автомобиль и вывезли за гаражи. Там мужчин продолжили избивать, угрожая утопить в ближайшем водоеме, если они не признаются в торговле наркотиками.

Когда признания выбить не удалось, задержанных отвезли в гараж, где полицейские засунули в карманы задержанных наркотики, после чего составили протокол изъятия.

В результате на Липова и Ковалюка возбудили уголовное дело по статье о незаконном распространении наркотиков. Более полутора лет мужчины провели в СИЗО, после чего суд освободил их из-за несостоятельности обвинения. На суде защита предоставила видео задержания: было видно, как оперативники клали в карман куртки Липова объемный пакет.

Всего, по версии следствия, оперативники совершили более 10 подобных преступлений, в материалах дела есть информация как минимум о семи потерпевших. Кроме того, оперативники и начальник отделения Лысенко неоднократно лжесвидетельствовали против задержанных, обвиняемых и подсудимых на всех этапах следствия.

Задержание наркополицейских

Банда оборотней попала в разработку отдела собственной безопасности полиции и ФСБ после очередного задержания, которое переросло в похищение.

В июле 2019 года оперативники получили информацию, что некий гражданин Гоголовский хранит в квартире марихуану. Полицейские вломились в квартиру к сургутянину с обыском, при этом постановления на обыск у полицейских не было.

Во время обыска силовики избили Гоголовского, а чтобы он не запомнил их лиц, мужчине замотали голову футболкой. Найдя наркотики, мужчину вывезли в лес, где от него потребовали 150 тысяч рублей, пообещав забыть о преступлении. После чего Гоголовского отвезли в неизвестную квартиру подумать. Спустя три дня заточения он согласился на требования оперативников, после чего мужчину отпустили.

Освободившись из плена, Гоголовский обратился в полицию, заявив, что его избили оперативники.

Сотрудники ОСБ вышли на оперативника ОКОН Айдара Мигранова и убедили его сотрудничать. Мигранов вывел ОСБ на своего коллегу Евгения Агеева, который должен был передать ему марихуану, изъятую у Гоголовского.

— 02.08.2019 Мигранов А. Т., движимый целью изобличить Крюкова А. А. и Агеева Е. Р. в совершении преступлений, сообщил в ОРЧ СБ УМВД России по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре о совершении Агеевым Е. Р. и Крюковым А. А. покушения на незаконный сбыт наркотических средств в крупном размере и добровольно дал согласие на участие в проведении комплекса оперативно-разыскных мероприятий, в том числе и «Наблюдение», — указано в обвинительном заключении оперативника Крюкова.

Первым задержали Агеева. В ходе обысков у него изъяли пакетики с гашишем, затем в марте 2020-го оперативники ОСБ совместно с эфэсбэшниками добрались до Артема Крюкова. Сам Мигранов продержался дольше почти на три месяца, его взяли в июне 2020 года, младший оперативник стал единственным не уволенным по статье фигурантом этого дела, успев уволиться по собственному желанию.

Только в феврале 2021 года силовикам удалось задержать всю банду, последними стали старший оперативник Максим Медведев и начальник отделения ОКОН Алексей Лысенко, при попустительстве которого полицейские похищали, и избивали людей, и фабриковали уголовные дела.

Примечательно, что лишь руководитель частично признал свою вину, заявив о лжесвидетельствовании в суде на одного из задержанных. Остальные наркополицейские считают себя невиновными.

«Этих осудят, наберут других таких же — ничего не изменится»

По сообщению источника из правоохранительных органов, знакомого с ходом расследования, в ходе обысков у оперативников не нашли ни огромных сумм, ни предметов роскоши. По информации другого источника, близкого к стороне защиты (собеседник просил не раскрывать его личность по соображениям безопасности. — Прим. ред.), у оперативников не было цели заработать на торговле наркотиками.

— У всех у них изъяли небольшие денежные средства, телефоны, карты. Это обыкновенные люди. Никто из них на Porshe не ездит, баронами наркоторговли не является. Они просто проиграли в лотерее правоохранительной системы, где каждое совещание — это ор (из-за показателей по раскрываемости. Прим. ред.): «Вы подкиньте, но раскройте». Все потерпевшие связаны с незаконным оборотом наркотиков, никто из них не ангел — кто-то употреблял, кто-то сбывал. Этих осудят, наберут других таких же — ничего не изменится. Очень странен еще и тот факт, что по эпизоду с задержанием Малиновского не привлекли сотрудников ОМОН, которые напрямую исполнили приказ о его задержании. В ходе предварительного следствия их допросили в качестве свидетелей, а когда сторона защиты просила пригласить их в судебное заседание и допросить, то суд отказал, — добавляет собеседник.

В то же время собеседник издания заявил, что, помимо подсудимых, осуждены еще двое связанных с ними сотрудников полиции. Один из них — сотрудник ППС Владимир Писковацков, о котором в своем материале рассказывало издание «Такие дела». В приговоре написано, что полицейский Писковацков, «испытывая материальные трудности», вступил в сговор с «неустановленным лицом», которое передавало ему сведения о тайниках с наркотиками.

Патрульный выезжал на адрес, забирал крупную партию вещества, фасовал наркотики на мелкие дозы и размещал закладки: клал пакетики, накрывая сверху пластиковыми стаканчиками, в лесополосах. Торговлю «лицо» и Виктор вели через телеграм, в ассортименте были в основном синтетические катиноны: альфа-PVP и мефедрон. При задержании у Писковацкова нашли 27 свертков из фольги, в которых в общей сложности было 11 граммов альфа-PVP. В машине сотрудника ППС также нашли 100 свертков с тем же веществом общим весом 44,48 грамма. Вину он признал полностью.

Из материала издания также можно узнать, что Писковацков близко дружил с обвиняемым Крюковым, об этом говорит бывший начальник Агеева Александр Обухов, который несколько лет назад ушел в отставку. В деле наркополицейских Писковацков проходит как свидетель.

Начальник ОКОН Обухов лично принимал на работу Агеева и предполагает, что полицейские могли распространять наркотики ради собственной выгоды.

— По объявлению понабирают идиотов. Агеев вечно жаловался, что у него денег нет, ездил на «Мицубиши-Лансер» старом, ездил с Нефтеюганска сюда, работал слабенько, но старался. Я ушел — и всё, понеслась. Мне как рассказали о его финансовом положении, я себя таким нищебродом почувствовал <…> », — цитируют «Такие дела» Обухова, рассуждающего о кадровой политике в МВД и своих бывших подчиненных.

Агеев ранее был сотрудником ФСКН. По информации Обухова, оттуда мужчина был уволен из-за коррупции, работал судебным приставом в Нефтеюганске, потом решил вернуться в полицию.

— Мне люди звонили: «Не берите его на работу». Я начинаю от него отказываться, а мне отдел кадров говорит: «А нам по барабану, нам надо штат укомплектовать».

Еще одной причиной бывший руководитель отдела считает саму организацию работы в полиции, где преобладает палочная система и полицейским необходимо сохранять показатели по планам раскрываемости и одновременно участвовать во всех мероприятиях из-за нехватки кадров.

— Мы занимаемся всем: ходим охранять избирательные участки, ходим в рейды, ездим встречать людей в аэропортах. И я на эти мероприятия выделял живых оперов, а выхлопа оттуда — 0,0 процента. Но преступления требуют каждый день. А ты не можешь каждый день наркотики изымать. Ты выдохнешься. У тебя должны быть источники, ресурсы, оперативная информация. [В отделе] ни компьютеров, ни бумаги — ничего нет, — добавляет в интервью изданию Обухов.

При этом экс-полицейский считает, что в работе оперативники могут выходить за рамки закона, «возвращая» в карман преступника выброшенные улики, как это делал герой фильма «Место встречи изменить нельзя», сыщик Глеб Жеглов.

— Сейчас камеры кругом натыканы, так опасно работать, если честно. Ты же не всегда в рамках правового поля работаешь. Что, если наркоту скинул, домой отпускать, что ли? — спрашивает Обухов.

Итог работы полицейских

Сторона защиты просит частично оправдать подсудимых, назначить минимально возможное наказание. В свою очередь, прокуратура требует признать бывших полицейских виновными по предъявленным им обвинениям и назначить наказание им наказание в виде лишения свободы: Медведеву и Крюкову — на срок 20 лет, Агееву — на срок 18 лет, Мигранову — на срок 16 лет, для Лысенко же гособвинитель запрашивает 14 лет лишения свободы.

Также надзорное ведомство настаивало на взыскании штрафов с размере до двух миллионов рублей и лишении права занимать должности в правоохранительных органах на срок от 10 до 17 лет.

Оглашение приговора банде наркополицейских сургутского ОКОН неоднократно переносили, всего в деле больше 90 томов. Ожидается, что приговор всем участникам банды всё же вынесут в этом месяце.

ПО ТЕМЕ
Лайк
LIKE0
Смех
HAPPY0
Удивление
SURPRISED0
Гнев
ANGRY0
Печаль
SAD0
Увидели опечатку? Выделите фрагмент и нажмите Ctrl+Enter
ТОП 5
Рекомендуем